Интервью с Антоном Андреевичем Емельяновым, генеральным директором ОАО «Единая электронная торговая площадка»

– Какие ключевые тенденции в развитии рынка межкорпоративной электронной торговли вы могли бы отметить?

– Во-первых, значительный рост доли закупочных процедур, которые совершаются в электронном виде. Фактически за эти два года втрое выросло число электронных торгов, проводимых корпоративными заказчиками в рамках 223-ФЗ. Во-вторых, произошло значительное усовершенствование закупочной практики и, как следствие, положений о закупках. На многих предприятиях положения были значительно доработаны с учетом опыта этих лет, были учтены многие ошибки. В-третьих, на крупных предприятиях приоритеты смещаются в сторону использования для проведения торгов крупных российских операторов электронных торгов, то есть от закупок, производимых через собственный сайт, предприятие переходит к закупкам на крупных отраслевых и межотраслевых платформах.

Основополагающая тенденция прошлого года – это переход на российские решения в области автоматизации закупок. Многие предприятия начинают проектировать такие системы на открытом софте с помощью российских разработчиков.

Что же касается прогноза на 2015 год, то главная тенденция – это переход последнего цикла закупок в электронный вид. Сейчас у предприятий автоматизированы стадии планирования и проведения закупки непосредственно до контракта, до договора. В этом году мы ожидаем автоматизации стадии исполнения договоров, то есть перевода в электронный вид закрытия этапов работ, выставления документов, актов, счетов-фактур, накладных и так далее. Для этого в России есть целый ряд аккредитованных в налоговой операторов ЭДО, в том числе «Росинвойс».

– Как вы оцениваете темпы роста клиентской базы в сегменте крупнейших корпоративных заказчиков в 2013 и 2014 годах по сравнению с 2012 годом? Какие тенденции в этой области вы могли бы отметить?

– За эти годы увеличился объем торгов, проводимых в электронной форме. Если раньше крупные корпоративные заказчики проводили в электронной форме 5–8% своих закупок, то сейчас этот показатель составляет 15–30%, а некоторые заказчики доводят его до 70–80%. Дело не в росте числа компаний-заказчиков, а в глубине проникновения электронных торгов в их закупки.

– Какие изменения в практике использования ЭТП корпоративными заказчиками, по вашим наблюдениям, принесло торможение российской экономики?

– Заказчики стали более внимательно относиться к расходам и к определению начальных цен закупок. И, разумеется, объем закупок начал снижаться, что связано со снижением общего числа проектов, которыми компания занимается.

– По результатам анкетирования мы наблюдаем рост доли компаний, использующих для проведения закупок более одной электронной площадки. Также участвовавшие в углубленных интервью руководители закупок отмечают, что их компании стремятся более гибко использовать сложившуюся отраслевую специализацию ЭТП для проведения закупок конкретных видов номенклатуры товаров, работ, услуг. Наблюдается ли такая тенденция в изменении практик крупных корпоративных заказчиков, использующих вашу площадку? Если да, то с чем вы это связываете и какие изменения она может принести в организацию рынка услуг ЭТП?

– Многие заказчики использовали одну площадку, задача которой заключалась не столько в повышении конкурентности и эффективности торгов, сколько в переводе отношений с существующими поставщиками компании в электронный вид. При этом такие площадки зачастую используют неконкурентную модель взимания платы с поставщиков не за победу, а просто за просмотр информации, за доступ к системе. Такая модель не позволяет развиваться конкурентности торгов, потому что поставщик несколько раз подумает, прежде чем на такую площадку прийти. Поэтому сейчас заказчики наряду с использованием такой площадки начинают размещать заказы на площадках, имеющих более гибкую и конкурентную ценовую политику с точки зрения поставщиков, или полностью на них переходят. Бывает и так, что заказчики, которые никогда не использовали ЭТП, а проводили закупки собственными силами, пробуют пользоваться услугами сразу нескольких площадок, чтобы впоследствии сделать выбор между ними.

- Какие неиспользованные возможности для повышения эффективности электронных закупок крупных заказчиков вы видите?

– Во-первых, главный неиспользованный инструмент – это те закупки, которые заказчики до сих пор проводят в бумажном виде. Их переведение в электронный вид в разы повысило бы эффективность и конкурентность торгов.

И, конечно, многие предприятия после перехода на ЭТП зачастую не используют в полной мере те бесплатные сервисы, которые предлагают электронные площадки. Например, многие заказчики не используют сервис заключения контрактов в электронной форме, хотя понятно, что заключить договор в электронном виде гораздо проще, чем в бумажном. Часто заказчики не используют в своих торгах электронные подписи, хотя очевидно, что эффективность таких торгов повышается, поскольку все действия носят юридически значимый характер.

– Какие ключевые тенденции в развитии «ядра» активных поставщиков (участников закупки), использующих вашу площадку, вы могли бы отметить? Какие возможности для наращивания базы активных поставщиков вы видите?

– Процесс самостоятельного наращивания базы активных поставщиков закономерен, поскольку поставщики приходят вслед за заказчиком. Во-вторых, база поставщиков растет за счет того, что наша площадка работает по всей России и обеспечивает собственными силами полный цикл подключения к системе: мы сами выдаем ЭЦП, проводим обучение и так далее. Сейчас у нас 264 тысячи поставщиков, а месяц назад их было 250 тысяч.

 

– Как долго, по вашим прогнозам, регулируемые закупки и закупки крупнейших компаний будут оставаться основным драйвером роста рынка электронной межкорпоративной торговли? Как скоро этот ресурс роста может быть исчерпан?

– В наших интересах, чтобы этот ресурс был исчерпан как можно скорее, ведь это будет означать, что 80% закупок этих предприятий перешли в электронный вид. Это наша цель. По нашим прогнозам, это произойдет к 2017 году. Оговорюсь, что здесь важна не только наша работа, но и работа Минэкономразвития с точки зрения совершенствования нормативной базы торгов, поскольку поправки для 223-ФЗ уже назрели и давно обсуждаются. После этого акцент работы ЭТП будет смещен в сторону качественного изменения тех сервисов, которые предоставляются этим заказчикам с точки зрения их специфики.

– Какие дополнительные стимулы могут предложить крупнейшие ЭТП ключевым «консервативным» корпоративным заказчикам, которые до сих пор не внедрили закупки в электронной форме?

– Во-первых, это те смежные сервисы, которые позволяют обеспечить торги: инструменты, связанные с электронной подписью, системы электронного документооборота по контролю исполнения договоров, банковские сервисы, интегрированные в площадку. Это один большой блок. Во-вторых, это персонализированные торговые секции предприятий в рамках крупных отраслевых площадок. Этот инструмент целесообразен только при очень большом объеме торгов, свыше 50 млрд рублей в год.

– На ваш взгляд, насколько перспективным, с точки зрения привлечения новых клиентов и роста клиентской базы, может стать создание на базе ЭТП сервисов, снижающих риски недобросовестности контрагента при совершении закупок? Какие трудности могут возникнуть при создании такого рода сервисов? В какой мере такие сервисы, по вашему мнению, могут быть востребованы участниками рынка межкорпоративной электронной торговли?

– Такие сервисы, безусловно, нужны, частично уже созданы и используются заказчиками. Здесь важно отметить, что эти сервисы выполняют с точки зрения площадки только функцию информирования. Имеется в виду, что площадка не должна брать на себя функции, связанные с принятием решений по допуску или отклонению участников по качественным критериям, даже если у нее эта информация есть. В противном случае она берет на себя несвойственную ей функцию, не будучи глубоко погруженной в специфику работы предприятия и способной принимать решения, учитывающие все риски предприятия. Поэтому важно, чтобы эти сервисы не использовались для автоматизации процессов отклонения или допуска участников. Они должны использоваться только в качестве инструмента информирования, не более того.

– Считаете ли вы привлечение заказчиков из числа средних и малых компаний приоритетным направлением развития вашей площадки? Какие проблемы вы могли бы отметить в области создания удобных и востребованных сервисов для организации закупок малого и среднего бизнеса?

– На нашей площадке создана база поставщиков товаров, работ и услуг, причем как по государственному, так и по корпоративному сектору, поэтому для любого предприятия малого и среднего бизнеса использование инструментов площадки для собственных закупок крайне эффективно с точки зрения релевантности выборки поставщиков. Ведь альтернатива этому – открытый рынок, самостоятельный мониторинг, запрос коммерческих предложений, когда заказчику нужно искусственно создавать конкуренцию самому. При этом, естественно, площадка не может в индивидуальном порядке продавать эти услуги компаниям малого бизнеса, поскольку затраты на привлечение этих компаний будут несоизмеримы с экономикой этих торгов. Здесь продвижение идет с другой стороны: тем компаниям, которые на нашей площадке участвуют в качестве поставщиков, мы предлагаем проводить у нас свои закупки, поскольку они уже как поставщики смогли оценить эффективность площадки.

– Считаете ли вы развитие трансграничной электронной межкорпоративной торговли приоритетным направлением развития вашей ЭТП? Какие специфические проблемы вы могли бы отметить в этой сфере? Как ухудшение внешнеполитической обстановки может повлиять на развитие бизнеса российских ЭТП в сегменте трансграничной электронной торговли?

– Если под «трансграничной» понимать Таможенный союз, то это важное приоритетное направление, которому мы уделяем большое внимание. Мы внедряем сервисы, чтобы поставщики из Белоруссии и Казахстана могли регистрироваться и участвовать в торгах на нашей площадке. Если речь идет о международных торгах вне рамок Таможенного союза, то это не приоритетное направление для нас. Во-первых, все зарубежные компании, которые работают с Россией, в 99% случаев имеют представительства в России, и мы эту компанию видим уже как российское юридическое лицо, представляющее компанию. Во-вторых, мы нацелены на увеличение внутреннего спроса и стимуляцию внутреннего предложения, а не на максимальное расширение рынка импорта для заказчиков.