Расскажите про закупки

Новый законопроект, регулирующий сферу госзакупок, обсуждался в Общественной палате РФ. Открывая заседание, заместитель секретаря ОП Владислав Гриб отметил важность данного законопроекта как для социальной сферы, так и для бизнеса, а также его значение в борьбе с коррупцией. Затем он предоставил слово представителю основного разработчика законопроекта — заместителю министра экономического развития Михаилу Осеевскому, который для начала обобщил имеющийся опыт в сфере госзакупок.

По его словам, используя существующее законодательство, удалось создать единое правовое и информационное пространство, сформировалась система поставщиков, есть возможность получать открытую информацию, однако сегодняшняя модель уже не удовлетворяет требованиям, а 94-й федеральный закон регулирует слишком узкую область. «Но мы не пытаемся просто его заменить, мы делаем шаг вперед», — обратил внимание собравшихся замминистра.

Новый законопроект, как предполагается, будет регулировать весь цикл закупок — от блока планирования, который ныне не регулируется никаким законодательством, до блока контроля — насколько выполненные работы (приобретенные товары) соответствуют заявленным при планировании целям. Крупным заказчикам предлагается создать у себя спецподразделения по закупкам, в которые войдут управляющие контрактами, а также будет возможность привлечь независимых экспертов.

Осеевский отдельно остановился на проблеме управления рисками — в части ценовой политики и демпинга необходим будет целый перечень документов и законов, чтобы пресечь возможные махинации, а также в части возможностей заказчика в короткие сроки обратиться к надзорным органам, если подрядчик оказывается недобросовестным. Среди новелл законопроекта Осеевский назвал общественный контроль: возможность любому гражданину, организации или СМИ отслеживать закупки на всем протяжении процесса, видеть, что делает государство, и поднимать вопрос, если будут замечены нарушения.

«Мы получили много интересных идей от проекта „Роспил“, и очень многие из них учли при разработке законопроекта», — отметил заместитель министра.

По его предположениям, законопроект будет внесен в Правительство уже в апреле. «Основная дискуссия идет у нас с Федеральной антимонопольной службой, — признал Осеевский, — однако большинство вопросов мы уже урегулировали, хотя некоторые концептуальные расхождения все еще сохраняются».

Аудитор Счетной палаты РФ Александр Пискунов считает нужным не тянуть: «Есть риск дошлифовать законопроект до того, что его будет бессмысленно принимать», — считает он. По его словам, Счетная палата полагает концептуально вариант МЭР вполне приемлемым и готовым для внесения на рассмотрение Госдумы. Пискунов также считает, что его нужно синхронизировать с внесением законопроекта о государственном оборонном заказе и ФКС.

Заместитель министра образования и науки Игорь Реморенко в своем выступлении говорил о необходимости отказаться от так называемых «конкурсов второй руки», кроме того, предложил вводить меры по антидемпингу, если предложенная цена падает более чем на 25%. По его мнению, крайне важно усилить значение критерия «квалификация» и оценки качества результатов работы.

Юрий Росляк, представлявший Комитет по экономической политике Совета Федерации, обратил внимание на то, что 90% закупок — ежегодно повторяющиеся, цикличные. Учитывая этот факт, по его мнению, система должна быть выстроена по трем уровням — федеральный, региональный и муниципальный, при этом правила должны быть сквозными и система должна стать единообразной. Росляк также предложил ввести единую систему кодификации товаров и услуг, существующих в сфере госзакупок, привязанную к кодам бюджетной классификации, чтобы избежать мошенничеств с новоизобретенными наименованиями.

Депутут Госдумы Анатолий Выборный, представляющий Комитет по безопасности и противодействию коррупции, еще раз напомнил, что новый законопроект должен быть свободен от коррупционных факторов, а также высказал мнение о необходимости общественного контроля и системного аудита в этой сфере.

Заместитель руководителя Федерального казначейства Станислав Прокофьев поделился статистикой сайта zakupki.gov.ru. По его словам, каждую секунду на сайт поступает 2,5 тысячи обращений, причем примерно треть — из-за рубежа. Каждый день на этой площадке заключается примерно 12 тысяч контрактов, рассказал Прокофьев.

По его словам, с 1 июля 2012 года вступает в силу федеральный закон
№ 223 «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц». В соответствии с ним госкорпорации и акционерные общества с госучастием должны будут работать по соответствующим стандартам «опубличивания» информации по размещению госзаказов уже от своего имени, а не от имени Российской Федерации. Появится еще целый сегмент элементов общероссийского официального сайта. Таким образом, общий объем государственных и муниципальных заказов сравняется с общим объемом федерального бюджета. «Наши идеи заключаются в том, что необходимо создать единую информационную платформу, пояснил чиновник. — Это нужно для определения начальной цены контракта, ибо это сегодня один из важнейших коррупциогенных факторов в госзаказе».

Важно, чтобы система вела поиск «аномальных» контрактов, считает Прокофьев, таких, как заказы о покупке золотых унитазов, предметов роскоши для госструктур. «Мы с помощью экспресс-анализа провели небольшое аналитическое исследование, и результаты нас изумили. Одно из учреждений ФСИН разместило заказ на сумму в несколько сот тысяч рублей. Предметом заказа стали несколько сортов пива. На не хватило фантазии сопоставить данный заказ с деятельностью ФСИН», — сообщил представитель Федерального казначейства.

Заместитель начальника управления контроля размещения государственного заказа ФАС Василий Горбунов выступил с критикой законопроекта, предложенного МЭР: «ФАС считает, что конкуренция в сфере госзакупок потеряна полностью», — заявил он. Со своей стороны эксперты ФАС подготовили собственный вариант законопроекта. По их мнению, данный закон должен иметь прямое действие, все шаги заказчика должны быть четко прописаны и жестко зарегламентированы, поскольку в конкурсных процедурах есть много коррупциогенных моментов, а система аукциона, по мнению разработчиков ФАС, прозрачнее и эффективнее, так как обойти электронный аукцион очень сложно. По словам Горбунова, сейчас создана колоссальная система контроля на базе ФАС, которая охватывает всю страну. 99% решений в сфере госзакупок принятых ФАС, остается в силе и только 1% оспаривается в суде, сообщил чиновник.

Член Общественной палаты Ирина Котелевская в свою очередь отметила, что предприниматели—поставщики также заинтересованы в сохранении структуры и атмосферы системы госзаказа, потому что «страшно поменять эти процедуры в один день, не зная на что опереться». По мнению Котелевской, новому закону не хватает очень многого, хотя в обществе есть понимание того, что надо двигаться вперед.

Отвечая представителю ФАС, заместитель главы Минэкономразвития Михаил Осеевский пояснил, что правительство установит перечень товаров и услуг, которые могут закупаться исключительно на электронных аукционах, но это не означает, что система нивелируется или исчезнет в пространстве.

«Здесь есть один принципиальный момент, в котором мы расходимся с нашими критиками, — заявил Осеевский. — Государство исходит из принципа добросовестности заказчика. Именно государственные органы должны обеспечить реализацию тех задач, которые ставятся в закупочных программах. Когда говорят, что подрядчика можно выбрать автоматически, то потом спросить с заказчика за то, что школа не построена к 1 сентября, невозможно. Он скажет, что такого недобросовестного поставщика выбрал компьютер. Это очень тонкий момент. Электронный аукцион — очень хороший вариант в плане модернизации системы госзакупок, но мы его должны оптимизировать с учетом того огромного опыта, который был накоплен за эти годы».

Представитель ОПОРы России Дина Крылова считает, что очень важно рассмотреть вопрос о субъективности фактора выбора исполнителя. В электронном аукционе, по ее мнению, субъективный выбор исполнителя представлен шире, чем до формирования Федеральной контрактной системы, так что в итоге может получиться обратный эффект.

«Качество государственного заказа может не повыситься, потому что госзаказчик будет поставлен в такие условия, что он будет вправе реализовывать личные выгоды, — считает Крылова. — Для него не будет действенных заслонов. Заказчик будет выбирать свои компании и скорее всего это приведет к падению качества реализуемых товаров и услуг. Получив „откат“ заказчик не будет предъявлять к исполнителю никаких требований, поскольку он уже стал лицом аффилированным». По мнению Дины Крыловой, это сильно ухудшит институциональную среду в стране.

В свою очередь представитель ОАО «Единая электронная торговая площадка» Андрей Черногоров полагает, что если уйти от общественного обсуждения законопроекта, то дальше это все уйдет «в стены Минэкономразвития», и никаких обсуждений больше не будет. Поэтому он считает важным слушать и критику в адрес законопроекта. «Но из всех обсуждаемых пунктов сегодня мы пропустили один важнейший: возврат к бумажным процедурам, — отметил Черногоров. — Появление возможности проводить процедуры госзакупок в документарном варианте выводит госзаказ из единой системы отчетности, контроля. Тогда мы можем прийти к случайным потерям документации по конкретному заказу и прочим махинациям. Это приведет к сговору поставщиков, то есть тому, что происходило раньше». По мнению Черногорова, электронные торги дают главный антикоррупционный ресурс: анонимность, а возврат к документарной процедуре просто перечеркивает все это.

Несколько десятков докладчиков высказали свои замечания и предложения по проектам закона. Ведущий заседание Владислав Гриб сообщил, что все материалы по итогам слушаний обязательно будут обработаны и изданы отдельным сборником, а также размещены на сайте ОП РФ.