Об электронных торгах как эффективном инструменте становления отечественного производства рассказал генеральный директор ОАО «ЕЭТП» Антон Емельянов в интервью «Коммерсантъ FM»

1

Фото: Коммерсантъ FM

Антон Емельянов дал интервью экономическому обозревателю «Коммерсантъ FM» Олегу Богданову в рамках Петербургского международного экономического форума – 2014.

– Добрый день! Мы продолжаем наше включение в рамках Петербургского международного экономического форума. Сегодня к нам в студию пришел гость
– это генеральный директор Единой электронной торговой площадки Антон Андреевич Емельянов. Антон Андреевич, добрый день!

– Добрый!

– Сразу хочу спросить о ваших впечатлениях от форума: каких людей вы встретили, что интересного произошло за эти дни?

– Безусловно, все очень ждали этого события, поскольку ситуация, которая сейчас происходит вокруг России, в экономике России является зоной повышенного внимания для всех. Всех интересуют вопросы, связанные с тем, будет ли меняться и как наша экономическая политика в силу тех обстоятельств, которые происходят на Украине, в Европе. Безусловно, интересует судьба и перспективы новых газовых соглашений.

– Как-то стало яснее или остались вопросы?

– Я думаю, что ясность наступает прямо в текущие минуты. И основной момент, который нужно отметить, что всем ясно: текущая ситуация устраивать дальше не может. И все наглядно, с одной стороны, увидели нашу уязвимость, что степень зависимости нашей экономики от внешних поставок, от внешних технологий, которые мы вынуждены заимствовать, она во многих зонах находится на критическом уровне. С другой стороны, видно, что в основе своей наше общество не готово отказываться от того, что мы дружно все привыкли потреблять за прошедшие 20 лет, наше стремление к потреблению всего импортного, оно серьезно доминирует вообще в сознании людей .

– Да, потребительский спрос он в большей степени на импортную продукцию завязан.

– Да, это идея, которая устойчиво формировалась с советских времен, когда импортное считалось лучшим, но сейчас, мне кажется, мы начинаем наглядно ощущать, насколько сильно мы привязаны к абсолютно повседневным вещам, которые присутствуют в нашей жизни, и что от этого, от такой модели наверно стоит отказаться, потому что она очень не сбалансирована.

– Но вот скажите: все равно получается, что тренд здесь в первую очередь будет задавать государство. Ваша организация, которая является неким мостиком между и потребителями и государством, вот вы этот тренд ощущаете? Как вы будете работать, если этот тренд будет усиливаться?

– Мы надеемся ощутить этот тренд, потому что, по большому счету, у нас есть два пути. Один путь – это продолжать оставаться в такой зависимости, и эта зависимость постепенно вымоет с нашего рынка всех тех, кто в состоянии заниматься собственным производством и развивать его, потому что в текущих условиях глобальной экономики вряд ли наши компании смогут своими маркетинговыми возможностями, своими возможностями по продвижению продукции тягаться с мировыми ведущими грандами в тех или иных секторах.
С другой стороны, если, на что мы очень рассчитываем, будет взят тренд на становление и возрождение отечественных производств. Площадка в этом смысле, как интерфейс между заказчиком и поставщиком, может являться очень серьезным и мощным инструментом, потому что в торгах в электронной форме абсолютно четко видна вся история работы, то есть видно, в каких торгах предприятие стремится участвовать, какие оно выигрывает контракты, какими возможностями оно обладает, насколько успешно и хорошо оно эти контракты исполнило. Соответственно, если существует идея поддержки производителей, размещение заказа у отечественных предприятий, то самый эффективный инструмент – это, конечно, электронные торги. С одной стороны, это очень адресно. С другой стороны, это возмездно, потому что, когда вы заключаете контракт взамен оплаченных денег, вы должны поставить то, что требуется, и это стимулирует ваше развитие, и это исключает вот этот вот налет маркетинга, который вообщем-то окружает и корпоративных потребителей, потому что здесь просто электронные торги по равным правилам: здесь все равны, маркетинг остается за скобками, надо просто дать лучшие условия. Ну и, безусловно, с помощью площадки, как инструмента, очень легко понять локализацию компании: что она именно российская, что она имеет бизнес здесь, что она имеет здесь свои производства.

– Очень хорошо помню первые торги, которые были в первые годы перестройки, когда продавали десятками самолеты «Руслан», тысячами тонн сахар. Сам принимал участие, и, когда мне заказали столько леса в Белоруссии, про который мне потом говорили знающие люди, что столько леса, если мы всю Белоруссию вырубим вместе с кустарником, столько там не будет. Ну вот так происходила торговля. Вот с вашей точки зрения, какие есть трудности в развитии вашего бизнеса? Это законодательные трудности, это внутренние какие-то трудности?

– Вы знаете, совершенно парадоксальная ситуация сейчас с развитием бизнеса электронных торгов в России: у нас очень современная технологическая база, причем, наверно, одна из лучших в мире. Я в этом часто убеждаюсь, когда вижу примеры работы своих зарубежных коллег: ничего интересного я там не обнаруживаю. У нас очень здорово развилась нормативная база, которая сопровождает зону внедрения в работу бизнеса и общества вот этих технологий. Сейчас, как это не парадоксально, основная проблема в развитии этого бизнеса
- в головах участников: наличие технологий, наличие развитой нормативной базы позволяет делать и поставлять на рынок совершенно грандиозные по масштабу объемы сервисов в сфере электронных торгов, но ментально, с точки зрения сознания, бизнес, общество, государство и чиновники, лица, принимающие решения в крупных корпоративных структурах, далеко не всегда готовы воспринять те новшества, которые уже находятся в стадии промышленной готовности.

– А что им мешает? У них работают старые схемы и стереотипы?

– Мешает, конечно же, большой жизненный опыт. Речь идет о тех традиционных формах ведения бизнеса, когда все привыкли работать с бумажными документами, привыкли вести очный диалог, подписывать документы ручкой. Все это должно в какой-то момент отойти в прошлое, и это очень серьезный барьер, потому что не все готовы в какой-то момент взять и начать это делать. Здесь, наверное, требуется время, но основной барьер – это то, что люди должны преодолеть себя. Все готово и ничего страшного в этом нет.

– То есть надо попробовать и может быть понравится… Вы ведете такую статистику тех, кто первый раз начал и уходит потом?

– Как правило, все остаются и, более того, развиваются. Я думаю, наверное, что если бы мы покопались в истории, то мы обнаружили бы ситуацию, когда кто-то из людей боялся бы в XIX веке первый раз позвонить по телефону.

– Ну, да, были страхи определенные, может разорвать…

– Наверно, кто-то первый раз звонил, и после этого втягивался и после этого не мнил себя без этого инструмента в будущем. Я надеюсь, что здесь будет происходить также, потому что те, кто запускает эти процедуры, видят, что преимуществ много больше, чем проблем и недостатков.

– А как законодательство развивается с этой точки зрения? Оно Вам помогает или есть вопросы с юридической точки зрения?

– Законодательство развивается абсолютно нормально. Я еще раз повторюсь, что оно в какой-то степени опережает текущий спрос на рынке. Оно развивается достаточными темпами, и здесь больших вопросов к законодательству у нас нет. Есть некоторые технические моменты, которые, опять же, лучше всего регулировать и совершенствовать на практике.

– Вот в последние несколько кварталов – я хочу именно этими категориями оперировать, потому что именно в это время произошли известные события
– активность участников уменьшилась, или она выросла, или вообще люди внутри страны не заметили всех общих проблем геополитических?

– Вы знаете, наверно, это не отразилось напрямую на активности участников рынка. Безусловно, отражается общая экономическая ситуация: динамика экономического роста, динамика возможности размещения заказов не совсем оправдывает ожидания тех, кто работает на рынке. На площадке это выражается в том, что конкуренция на торгах начинает достаточно ощутимо расти, то есть люди начинают все интенсивнее бороться за те заказы, которые размещаются на торгах. Для заказчиков эта ситуация гораздо более выгодная, потому что они получают то, что нужно по более выгодным ценам. Но, я думаю, что поставщикам эта ситуация дает ощущение сложности работы, потому что за получение заказа приходится бороться.

– То есть это два обратных индекса в обратной корреляции: индекс поставщика
и индекс заказчика. То есть индекс поставщика растет, значит, активность снижается…

– Скорее, не активность. Ведь любая рыночная торговля – это механизм урегулирования конфликта интересов на тех условиях, на которых будет осуществляться сделка. И здесь, если обостряется конкуренция между поставщиками, то заказчик начинает выигрывать, и наоборот.

– Наверно, последний вопрос про зарубежный опыт: они быстрее развиваются, чем мы, или мы быстрее, чем они?

– Я думаю, сейчас развиваемся стремительно и намного быстрее, чем они, мы
в России. Здесь, к счастью, очень удачный пример, когда государство своими действиями крайне активно и прогрессивно формирует рынок. Те законы
о государственных закупках, которые были приняты и активно развиваются, они сформировали грандиозную структуру электронных торгов по всей стране, которая функционирует и, уверяю, что функционирует весьма успешно. И это
не только технические средства, это армия из сотен тысяч участников рынка, которые приняли эти правила игры, которые дополнительным образованием
и самообразованием сделали это элементом своего бизнеса, каналом своих продаж и которые повседневно работают именно в этой среде. Это, безусловно, долго создавалось, но, создав – это как построить большую сеть железных дорог – когда это происходит, развитие идет очень активное и в каких-то моментах его просто не остановить. И такую ситуацию мы сейчас начинаем наблюдать:
я рассчитываю, что мы прошли точку невозврата, когда эти подходы, процедуры
и процессы в бизнес-сообществе уже будут необратимы.

– Спасибо большое!

– Спасибо Вам!