Интервью замглавы Федерального казначейства Анны Катамадзе агентству ТАСС

Замглавы Федерального казначейства: системе госзакупок нужна оптимизация.

1

Фото: Пресс-служба Казначейства России

Замглавы Федерального казначейства Анна Катамадзе рассказала ТАСС о том, как идет формирование электронного каталога поставщиков в сфере госзакупок, процессе регистрации в Единой информационной системе госзакупок и предложенных казначейством нововведениях в этой области. 

— Сейчас много говорят об электронном каталоге поставщиков товаров, работ и услуг. Что он будет из себя представлять? Верно ли, что в нем будут полные описания товаров?

— Должны быть не просто описания, а положенные на полку реальные товары реальных поставщиков по их реальным ценам. Это не очень простая задача, а целая история с точки зрения регулирования, технологии этого процесса, но она подъемная. Тогда можно будет упростить процедуру госзакупок и избавиться от таких злоупотреблений, как неверное описание объекта, например заточка требований под конкретного поставщика и так далее. Потому что каталог станет инструментом нормирования и выбора поставщика. На наш взгляд, это было бы правильное развитие.

— Как вы считаете, действительно ли нам нужно это упрощение? Насколько, на ваш взгляд, эти предложения и рекомендации необходимы?

— Они нужны, потому что существует много бюрократических проволочек, много "мин на поле", чтобы добраться до поставки товаров, работ и услуг.

— Но ведь именно мы сами создавали систему госзакупок?

— Когда участников переговоров трое, регламенты для того, чтобы договориться, не нужны. Когда мы регулируем отрасль, появляется регламентация и большой объем инструкций. После возникает правоприменительная практика, когда одни понимают нормы так, а другие — по-другому. Потом начинается детализация этих норм, их наращивание и так далее. Все это растет как снежный ком и позднее перестает быть подъемным с точки зрения понимания или восприятия.

— Тогда становится нужна оптимизация. То есть сейчас мы находимся на этой стадии?

— Думаю, да. Сейчас актов и процессов уже зашкаливающее количество. Процесс требует инвентаризации. Нужны ли и план закупок, и план-график? Очевидно, что нет. Это просто дополнительная бюрократия, дополнительное время, которое ждет и заказчик, и поставщик, пока будет объявлена процедура. При этом за нарушение сроков существуют санкции и другие меры наказания. Кроме того, присутствует зацикленность — если никто из поставщиков не пришел, процедура проводится заново.

Также стоит проблема длительности всех процедур. Рынок электронной торговли еще не встретился с рынком, где объявляются аукционы и торги по федеральному закону 44-ФЗ. Чтобы они встретились, нужно менять процедуру, нужно развитие, пересмотр.

— Вернемся к теме электронного каталога, потому что о нем тоже говорят достаточно давно. Когда можно ожидать, что он наконец будет сформирован?

— Каталог — это как Книга Бытия, нельзя ждать, когда процесс остановится. Скорее, нужно ждать, когда будет достаточно товаров, работ и услуг, конкретных товарных наименований, конкретных поставщиков, проверенных, индексированных и с объявленной ценой, когда можно будет зайти в каталог, выбрать и поставщик в течение суток ответит: да, этот товар есть у меня на складе, я готов поставить это завтра. До этого состояния нам еще много чего не хватает. У нас есть группа наиболее востребованных товаров, и если мы 80% из них закроем, то можно считать, что каталог заменит собой другие варианты. Пока каталог не заполнен именно конкретными товарами, у нас будет оставаться старая, бюрократическая процедура.

— Вы можете сориентировать по срокам?

— Не могу, потому что это не только и не столько зависит от Федерального казначейства. За нормативно-правовое регулирование отвечает Минфин. Казначейство отвечает за его автоматизацию и ведение Единой информационной системы (ЕИС) как базы данных всех закупочных действий, документов, процедур и частично за контроль исполнения. Федеральная антимонопольная служба (ФАС) отвечает за контроль процедур. Кроме того, есть законодательные органы, депутаты, отраслевые органы власти — они все тоже являются в том или ином виде субъектами различных идей или инициатив. Поскольку товары, работы и услуги всегда затрагивают какие-то отрасли, то договариваться приходится со всеми.

Закупки — тема, которая касается всех отраслей, а не самостоятельная отрасль, поэтому любое регулирование осложнено большим количеством переговоров и дискуссий.

Электронный каталог зависит не только от казначейства, но в том, что сформировать его примерно года за два возможно, я уверена.

— Насколько я понимаю, к закону о закупках госкорпораций даже больше претензий?

— Да, к нему больше претензий, чем к федеральному закону 44-ФЗ "О госзакупках", потому что в нем гораздо меньше регулирования. По сути, этот закон (223-ФЗ — прим. ТАСС) — о намерении всех вести себя корректно, конкурентно и проводить процедуру так, чтобы все могли участвовать. В основном все регулируется положениями самих заказчиков, продолжает работать большое количество маленьких электронных площадок. Понятно, что никто про них не знает, конкуренции там ноль. Об этом говорил аудитор Счетной палаты Рохмистров Максим Станиславович — несмотря на громоздкость и сложность государственного регулирования 44-ФЗ, поставщики охотнее идут в эту сферу, потому что видят больше гарантий и чувствуют, что по этому закону их права будут больше защищены, нежели по 223-ФЗ.

— Как, на ваш взгляд, можно изменить эту ситуацию?

— С помощью более четкого и конкретного регулирования, более универсальных процедур, не только касающихся малого бизнеса, как сейчас, а всех закупок. Процедуры должны быть более структурированными. У нас мало информации о том, насколько права защищены с обеих сторон — у нас есть разные заказчики и поставщики, есть и хорошие, и плохие. Кроме того, для 223-ФЗ не действуют регламенты, которые позволяют предпринимателю быстро восстановить себя в правах, подать жалобу в ФАС, — есть много нюансов, которые пока, к сожалению, не разрешены.

— Рассматривается ли вариант ограничить количество площадок или ввести какие-то дополнительные меры? Можно ли завести компании-госзаказчики на эти же площадки или предоставить им отдельные условия? Вы не хотите запретить мелкие площадки и оставить только аккредитованные?

— В госзаказе уже давно принято решение ограничить пул площадок, и он ограничен. В прошлом году проходил отбор — это и есть тот принцип, к которому необходимо стремиться. Очень важно иметь интеграцию с этими площадками, интеграцию по большому количеству бизнес-процессов, это как продолжение ЕИС, эти площадки контролируются. Запрещать нужно путем принятия поправок в 223-ФЗ. Если бы на это все согласились, то так было бы правильно, на мой взгляд. На электронных площадках должны быть ликвидность и конкуренция. А когда их много, мы имеем противоположную ситуацию.

— Верно ли, что еще одной большой проблемой аукционов госкомпаний является то, что многие из них не проходят в электронном виде?

— В 44-ФЗ установлена обязанность применять электронные процедуры, бумажные процедуры с 1 января отменены, то есть осуществлен полный переход. В 223-ФЗ такого требования просто нет. Там нет описанных процедур, кроме субъектов малого бизнеса, для которых сделаны типовые процедуры. То есть для общих процедур — подход гибкий.

— Счетная палата РФ не так давно проводила анализ ситуации в сфере госзакупок. Утверждалось, что и госкомпании, и те, кто попадает под 44-ФЗ, злоупотребляют единым поставщиком. На ваш взгляд, действительно ли такая практика существует?

— Да, такие проблемы существуют. Мы видим, что очень большая доля размещений у единственного поставщика в денежном выражении. Количество таких контрактов по 44-ФЗ низкое, не больше тысячи в год, но они забирают на себя около 27−28% от общего объема размещений. По 223-ФЗ происходит то же самое. Параметры те же, только в абсолютных выражениях это еще большие числа, потому что открытая часть госзакупок по 44-ФЗ — около 6 трлн рублей, а открытая часть размещений по 223-ФЗ — почти 25 трлн рублей. Поэтому это большая проблема, предмет серьезных обсуждений.

Есть ситуации понятные и объективные, когда, например, речь идет об эксклюзивных вещах. Там нет объективной конкуренции между участниками. Понятно, что должен быть крупный, несменяемый генподрядчик. Но зачастую такие решения принимаются в связи с отдельными отраслевыми обоснованиями, в которых трудно разобраться, и принимается какое-то политическое решение.

— По малому бизнесу насколько все нормы выполняются?

— Квоты выполняются. Тут, скорее, нужно спрашивать ФАС, они проверяют соответствие квотам. Я не думаю, что есть существенные нарушения. Малый бизнес может участвовать в процедуре госзакупок по квотам и без, ограничений нет. У нас большинство компаний, которые участвуют в торгах по госзаказу, представляют малый бизнес. Но квота растет.

— Сколько она сейчас составляет?

— По закону квота для малого бизнеса составляет до 15% и до 18%.

— Планирует ли казначейство какие-либо нововведения в сфере госзакупок?

— В первом полугодии мы будем запускать очень важный инструмент — электронное актирование. Заказчик и поставщик товаров, работ и услуг смогут подписывать акт выполненных работ в ЕИС, без бумажных экземпляров. Это позволит проследить аудиторский след по закупке до конца, что очень важно, так как нарушения обычно начинаются на этапе исполнения контракта и на этапе актирования. Мы хотим инициировать предложение, что две стороны подписывали весь комплект документов в ЕИС в обязательном порядке. Для поставщика это интересно еще и тем, что мы зарегистрированы как оператор электронного документооборота — наши документы, счета-фактуры и акты выполненных работ для налоговой являются юридически значимыми документами. Таким образом, поставщик убивает двух зайцев — и для налоговой, и для госзаказа. Мы рассчитываем запустить такой инструмент в полную силу до июля. Кроме того, в феврале мы запускаем мобильное приложение для поставщика. Поставщик сможет добавлять в избранное госзакупки, в которых он участвует, проверять, в каких процедурах участвовали другие компании, пользоваться новостной лентой и другими сервисами.

— Как проходит процесс регистрации в ЕИС, есть ли технические сложности? Сколько участников уже зарегистрировалось?

— В целом процесс регистрации участников закупок в ЕИС проходит штатно, при этом существуют некоторые сложности в процессе регистрации. По большей части они связаны с тем, что при регистрации в ЕИС и внесении информации в ЕРУЗ осуществляется информационное взаимодействие с другими государственными информационными системами — ЕГРЮЛ, ЕГРИП, реестр МСП и другими. Все выявляемые ошибки оперативно исправляются, не превышая срок, установленный для осуществления аккредитации на электронных площадках. В настоящий момент в Едином реестре участников закупок зарегистрировано 12 958 участников, их количество ежедневно увеличивается.

Беседовала Лана Самарина