Госконтракты свыше 50 млн рублей могут попасть под контроль государства

При участии в контрактах стоимостью свыше 50 млн руб. поставщиков могут обязать раскрывать своих бенефициаров — такое предложение сейчас готовят в Минэкономразвития. Если правило будет введено, то под контроль подпадет более половины всех госконтрактов. С одной стороны, это прибавит конкуренции, с другой — может спугнуть поставщиков и привести к новым схемам жульничества.

О том, что в законопроекте о Федеральной контрактной системе (ФКС) может появиться новое правило «бенефициарного раскрытия», замминистра экономического развития Михаил Осеевский заявил в конце декабря, выступая в Совете Федерации. Как тогда пояснили РБК daily в Минэкономразвития, норму можно будет ввести после того, как будут проработаны два пункта подобного регулирования: ценовой порог контракта, а для акционерных обществ — пороговое значение объема пакета голосующих акций, информацию о владельце которого необходимо раскрывать.

Как стало известно РБК daily, сейчас за основу нового правила в Мин­экономразвития взяли контракты от 50—100 млн руб., а также пакет акций в 10%. «Мы считаем, что под это правило должны подпадать большие контракты стоимостью от 50 млн или, возможно, даже 100 млн руб. Это позволит сконцентрироваться на относительно небольшом объеме контрактов, в которых при этом сосредоточен очень значимый объем средств. Только в открытой части реестра около 370 контрактов на суммы свыше 1 млрд руб., в целом это почти
1 трлн руб., то есть 1/6 всех госзакупочных денег. Работа только с большими контрактами позволит быстро повысить эффективность — этот объем информации можно проверить и им реально можно управлять», — пояснил РБК daily г-н Осеевский.

По словам федерального чиновника, формально правило уведомления государства об отсутствии конфликта интересов между заказчиком и поставщиком прописано, однако прямой декларации в законе нет. «Это необходимо делать, во-первых, потому, что эта информация представляет интерес для общественности, во-вторых, эта декларация — важное основание для работы правоохранительных органов», — поясняет г-н Осеевский. При этом в Минэкономразвития не опасаются, что это спугнет поставщиков. «Если не хочешь быть прозрачным — не работай с государством», — берут девиз в министерстве.

Ранее, в ноябре 2011 года, похожее предложение по модернизации закона о ФКС поступало от проекта «РосПил». По словам юриста «РосПил» Любови Соболь, изначально юристы предлагали порог в 30 млн руб. «Помимо прочего нами были направлены в Минэкономразвития предложения по раскрытию субподрядчиков выигравших торги организаций, была регламентирована процедура контроля и пр.», — добавляет она.

«В объемном выражении контракты от 50 млн руб. (по крайней мере на электронных торговых площадках) составляют более 70%. В эту категорию попадает значительная часть госрасходов в сфере госзакупок», — говорит заместитель гендиректора Единой электронной торговой площадки Андрей Черногоров. По его словам, именно на этих торгах наблюдается самая значительная конкуренция. «Мы делали свой анализ, и оказалось, что самая значительная конкуренция наблюдается на торгах от 50 млн до 100 млн руб., причем с повышением объема лота она лишь возрастает (вплоть до 500 млн). Так что в целом эта мера призвана защитить интересы государства. Не думаю, что она может привести к срыву торгов. Напротив, отсеется мнимая конкуренция — когда на торги выходят компании-однодневки»,— оптимистичен г-н Черногоров.

Впрочем, именно то, что новое правило затронет львиную долю госконтрактов, может в целом сыграть против рынка госзаказа, считает руководитель Партнерства профессионалов госзаказа Екатерина Лезина. «Не думаю, что кто-то захочет что-то скрывать, но это может спугнуть поставщиков: если каждая компания будет вынуждена раскрывать своих бенефициаров, это потребует огромного количества документов и времени», — скептична она.

В качестве аргумента эксперт приводит то, что поставщики и так не жаждут участвовать в госторгах. Об этом говорит огромное количество несостоявшихся процедур. «Дополнительные барьеры приведут к тому, что отток будет продолжаться», — отмечает она.

Под новое правило подпадут все крупные заказы — от поставок большой партии компьютеров и разработок IT-систем до строительства и дорожного ремонта. Эксперт по госзакупкам Иван Бегтин оценивает инициативу осторожно: «Это в некотором смысле прибавит конкуренции, но я бы сразу тогда начал мониторинг среднего реестра контрактов».

Дело в том, что сейчас многие заказчики сознательно «укрупняют» контракт для того, чтобы выиграла нужная им организация. «То есть то, что можно разбить на три-четыре контракта, объединяют в один. Получаются миллиарды рублей. И немногие организации способны бороться за такой контракт, ведь для этого нужно как минимум иметь средства для обеспечения заявки. Во-первых, это рискованно, во-вторых, не у каждого поставщика они есть. Это сразу отсекает огромное количество малых поставщиков, а крупные, как правило, умеют между собой договориться», — приводит пример эксперт. Если под контроль будут взяты контракты свыше 50 млн руб., то есть риск того, что их, напротив, станут дробить на много мелких, чтобы не попасть под раскрытие бенефициаров.