Депутаты не собрали электронные подписи

Рассмотрение спорного законопроекта отложили.

к

Рисунок: Виктор Чумачев / Коммерсантъ

Рассмотрение вызвавшего острую дискуссию законопроекта об электронной подписи, намеченное на 23 июля, перенесено. Это стало неожиданностью даже для противников документа из числа крупного бизнеса, указывавшего, что поправки приведут к госмонополии на рынке, значительным затратам, включая бюджетные, и другим негативным последствиям. Вернуться к законопроекту Госдума планирует осенью.

Госдума 23 июля не стала рассматривать поправки в закон «Об электронной подписи», планировавшиеся к первому чтению. Из карточки проекта на сайте Госдумы следует, что теперь их планируют рассмотреть в осеннюю сессию. «Внесение поправок на рассмотрение перенесли на осень в связи с сегодняшним решением совета Госдумы»,— подтвердила “Ъ” пресс-секретарь председателя комитета по финансовому рынку Анатолия Аксакова Лилия Халикова.

Поправки предусматривают, что юридические лица и индивидуальные предприниматели (ИП) смогут получать усиленную квалифицированную электронную (КЭП) подпись только в Федеральной налоговой службе (ФНС), а финансовые организации — в Центробанке.

Аккредитованные Минкомсвязью удостоверяющие центры (УЦ), которые выдают КЭП сейчас, смогут выдавать такие подписи только физическим лицам. При этом требования для обычных УЦ планируют сильно ужесточить. Кроме того, документы нужно будет подписывать не одной, а двумя КЭП. Это поможет сократить объем мошенничества, говорится в пояснительной записке.

Законопроект вызвал острую критику бизнеса. Только на прошлой неделе письма с замечаниями (есть у “Ъ”) в Госдуму направили «Деловая Россия», «Опора России», Национальная платежная ассоциация, ассоциация поставщиков и ритейлеров ECR Russia, Национальный совет финансового рынка, Ассоциация разработчиков и операторов систем электронных услуг (РОСЭУ), Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий (АПКИТ), «Вымпелком», Тинькофф-банк. До этого проект критиковали государственно-правовое управление администрации президента, ФСБ и Сбербанк (письма есть у “Ъ”).

В обращениях бизнеса говорилось, в частности, что проект «фактически устанавливает госмонополию» в сфере изготовления и выдачи квалифицированных сертификатов ключей проверки электронных подписей для юридических лиц и ИП.

Основные претензии сводятся к тому, что изменения приведут к закрытию подавляющего большинства коммерческих УЦ, потребуют значительных затрат из бюджета на расширение и поддержание мощностей УЦ ФНС, а также к «концентрации всех типов рисков на единственной инфраструктуре», что станет «удобной мишенью для кибератак».
Сомнения вызывало и предложение использовать две подписи вместо одной. Так, по оценке ECR Russia, затраты на модернизацию IT-систем для применения нескольких подписей на одном документе только в сегменте розничной торговли могут составить 30 млрд руб. в год. Еще в 200 млн руб. там оценивали возможный ущерб от DDoS-атак для разных отраслей.

Компании просили поддержать альтернативный законопроект, разработанный с участием пожеланий бизнеса, который «лишен этих недостатков», но 18 июля комитет по финансовому рынку вернул его автору Людмиле Боковой, посчитав, что ее идеи потребуют затрат из бюджета.

В ФНС и Минкомсвязи на запрос “Ъ” не ответили. По словам нескольких собеседников “Ъ”, принятие законопроекта поддерживает вице-премьер РФ Максим Акимов. Его представитель комментарий не предоставил.

Как защитят цифровую подпись
Источник в финансово-экономическом блоке правительства подчеркнул, что решение о внесении изменений в закон «Об электронной подписи» было принято на правительственной комиссии по цифровому развитию информационных технологий под председательством Дмитрия Медведева и «направлено прежде всего на защиту интересов бизнеса и граждан». По его данным, только с 2018 по второй квартал 2019 года ФНС зафиксировала порядка 43,3 тыс. случаев неправомерного использования КЭП, в том числе более 3,5 тыс. фиктивных деклараций более чем на 88 млрд руб. Они завизированы электронными подписями, полученными на третьих лиц без их ведома или по поддельным документам.

Собеседник “Ъ” уверен, что перенос рассмотрения законопроекта на осень «не повлиял на позицию правительства».
Зато непринятие оперативных мер по пресечению нарушений на рынке удостоверяющих центров, добавил он, «приводит к росту преступлений против граждан, бизнеса и государства». Вот, например, отмечает он, в ХМАО выявлено, что только на 260 жителей Сургута в Москве с использованием электронной подписи незаконно зарегистрировано 985 организаций.

Принципиальную роль в переносе рассмотрения проекта, по информации участников рынка, сыграла в том числе позиция главы Сбербанка Германа Грефа. В банке ситуацию официально не комментируют, но близкий к нему источник отмечает, что документ в представленной редакции может вызвать недоверие бизнес-сообщества к технологии электронной подписи и требует дополнительной проработки.

В то же время на такое быстрое отступление противники проекта не надеялись: решение о переносе рассмотрения стало неожиданным, говорит президент РОСЭУ Юрий Малинин.

«Еще вчера мы рассчитывали максимум на то, что удастся найти компромисс во втором чтении осенью. Считаем, свою роль в его переносе сыграла позиция администрации президента и крупного бизнеса. Эти голоса были услышаны»,— доволен господин Малинин.

Исполнительный директор АПКИТ Николай Комлев оценивает перенос «крайне положительно». Появилось время до осени убедить законодателей и регуляторов реанимировать альтернативный проект Людмилы Боковой, который позволяет сохранить частный бизнес, а также убедить государство подсчитать затраты на первый законопроект, добавляет он. Это, подчеркивает господин Комлев, «классический пример, как сначала документ принимают со словами, что не требуется затрат, а потом выясняется, что они огромны».

Автор: Кристина Жукова